Посвящается бабушке, дедушке, Кельбаджару и самовар-чаю

Посвящается бабушке, дедушке, Кельбаджару и самовар-чаю

96
0
SHARE
Фото: vestnik.az

Автор Гюля Алиева

Детские воспоминания

Было жаркое апшеронское июльское лето 2020-го года. Я, сидя на веранде в ожидании самовар-чая, с печалью и грустью в душе, думала о погибшем генерале, погибших офицерах и солдатах. Было больно как никогда. Было больно уже 30 лет. 30-летняя боль, эта боль, к которой мы уже привыкли. Мы все эти годы носили эту боль в душе, надеясь на чудо. Веря в чудо. Но последние события просто перевернули все. Сердце, которое все эти годы тихо стонало, сейчас разрывалось от страданий, от безысходности, от ожидания…

И в тот летний вечер, уйдя мыслями далеко в себя, я почувствовала запах самовара, который закипал рядом. Я произвольно закрыла глаза, и передо мной оживилась живая картинка моего чудного и беззаботного детства. Наверное, у многих у нас в те времена оно было беззаботным. Оно не было заполнено болью о Ходжалы, оно не оплакивало народ, который подвергся гонениям и насилию, оно не тосковало по родным краям. На тот момент оно было наполнено только прекрасным. Как давно это было, и было ли оно вообще. Иногда мне все это кажется сном.

Каждый год летом я с сестрами ехала из Баку в Барду к бабушке и дедушке. И каждый год летом дедушка собирал всех домочадцев и отправлялся в Кельбаджар. Я не могу описать, как я ждала этого дня. Почти весь день мы собирали домашнюю утварь, кровати, ковры и многое другое в кузов грузовика. Дедушка также брал с собой своих пчел. Детвора с умным видом знатоков с утра бегала с вещами, взбиралась на грузовик, помогая взрослым все это собирать и чувствовать себя на седьмом небе от счастья, сознавая свою большую значимость и предвкушая всю прелесть отдыха в горах, в ожидании приключений. В ожидании отдыха в палатках (алачыгах) у берега бурной сумасшедшей реки Тертер. Ближе к вечеру все сборы заканчивались, а мы с нетерпением ждали ночи.

Ночью, часиков в четыре, все просыпались. Бабушка и дедушка садились в кабинку грузовика рядом с водителем. А молодняк и дети взбирались на кузов, ложились на матрасы и укрывались теплыми одеялами (йорганами). И грузовик трогался в путь. Ехали мы опасными, крутыми, горными дорогами, проезжая через тоннель. Я не могу описать вам волнение, которое я испытывала. Я не могу описать вам восторг городской девчонки, которая затаив дыхание, заворожено, смотрела на необыкновенно красивое, горное, звездное небо. Это было неописуемое зрелище. Тогда мне казалось, что нет ничего красивее. Наверное, так оно и есть.

Рано утром мы приезжали на место. На берег реки Тертер, в деревню Зульфугарлы в Кельбаджаре. Сразу же устанавливалась палатка, все перетаскивалось в нее, и создавался домашний уют. Там было много палаток и все уже знали друг друга, так как годами вместе отдыхали. Ближе к обеду все уже было готово и детвора свободная от дальнейших обязательств, начинала готовиться к приключениям. Перед нами были потрясающе красивые горы, бурная река, густые леса и наши фантазии.

Будучи на попечении бабушки, дедушки и старших сестер, не испытывая жесткий контроль родителей, я рвалась на встречу к новым открытиям. У детей была только одна забота. Играть, играть и еще раз играть. Мы заходили в бурную реку, пытаясь удержаться на ногах и не упасть в нее, взбирались на горы, бегали по округе, весь день придумывали что-то новое и открывали для себя что-то новое. Порой наши игры были даже опасны. Но тогда мы об этом даже не задумывались. Какая же беззаботная, прекрасная пора жизни.

Там не было хлеба. Поэтому бабушка с сестрами пекли на садже юха (лаваш). Собирать дрова для таких дел, конечно же, поручалась нам. За один раз они готовили ее очень много. Где-то на неделю. Бабушка по необходимости их смачивала. Я до сих пор ищу тот вкус юхи, впитавший себя запах лесных дров. Я до сих пор ищу вкус тендир чорека, приготовленный бабушкой в тендыре. Такое ощущение, что все это ушло и больше не вернется.

Но среди всех этих воспоминаний, есть одно, которое резко врезалось в память и которое заставляет тосковать как никогда. Это самовар-чай, вскипяченный горной родниковой водой и заваренный бабушкой лесными травами. Это самовар чай впитавший в себя запах лесных щепок и дров. Я нигде не могу найти тот аромат. Аромат детства, аромат этих гор, аромат этих лесов. Представьте себе, что вы ночью засыпаете под гул очень бурной сумасшедшей реки Тертер. И точно также просыпаетесь от ее шума утром. Но еще вас будит тот самый неповторимый манящий запах самовара. Вы встаете, выходите из палатки и направляетесь к уже накрытому столу, где заботливыми и любящими руками бабушки сделан вкуснейший дурмех (рулет из лаваша) с сыром и маслом. Также на столе деревенские сливки и дедушкин мед. А рядом стакан ароматного самовар чая. И все это у палатки на берегу реки в горах. Есть ли что-нибудь вкуснее? Есть ли что-нибудь прекраснее? Наверное, это одно из самых ярких моих детских воспоминаний. И всем этим я обязана моим бабушке, дедушке и Кельбаджару!

P.S.: Кельбаджар, я знаю, ты скучаешь по этим палаткам. Кельбаджар, я знаю, ты скучаешь по этим самоварам.  Кельбаджар, ты жди, они вернуться! Они придут ранним утром, на рассвете! Ты только жди!!!

NO COMMENTS

LEAVE A REPLY