Возрожденный Болгар – как результат любви к своим корням и отечеству!

Возрожденный Болгар – как результат любви к своим корням и отечеству!

164
0
SHARE

«Когда могли себе представить такое наши предки, что мы вернемся к истокам?» (Минтимер Шаймиев)

Мысли вслух

В дни недавней презентации в Казани книги «Многогранность Габдуллы Тукая, или Непрерванный полет», содействие при подготовки которой оказал Госкомитет по работе с диаспорой Азербайджана, и благодаря поддержке главы Азербайджанской национально-культурной автономии РТ Башира Баширова, мне посчастливилось побывать в уникальном Болгаре. К тому же в сопровождении журналиста, заместителя председателя Общественного объединения «Татарстан» в Азербайджане Эмина Рамазанова, оказавшегося очень интересным рассказчиком. Знаковым стал и тот факт, что знакомство с Болгаром состоялось в знаменательную дату – День Республики Татарстан. Лучшего подарка и не придумаешь!

Наверняка, у каждого из познакомившихся с этим удивительным местом, может быть свое восприятие города. В моем случае – это не просто восторг. Скорее, потрясение от увиденного. Испытанного, Прочувствованного. Ведь одно дело – слышать о Болгаре, другое, – воочию столкнуться с историей, переданной через века (или даже по крупицам собранной). Но и этого было бы мало, не проявись здесь любовь к своей земле, корням, предкам.

Данные и схожие мысли не могут не поглощать во время нахождения в Болгаре, знакомства с историческими шедеврами и бесед с местными жителями. Когда наряду с получением наслаждения от болгарских красот, ты невольно задумываешься не только о связующей нити между прошлым, настоящим и будущем, но и пропускаешь через себя, что все это не могло бы возникнуть в нынешнем формате, не находись у истоков возрождения Болгар идейных вдохновителей.

Хотя, опять-таки, идейные вдохновители могут провозгласить задачу. Озвучить цели. Но ведь для реализации нужно иметь внутри себя уверенность в собственной правоте и праведности намерения. Ощущать искренне желание создать. Воплотить. Но вот как раз здесь и возникает такая мысль: наверняка, что-то слишком сильное, глубокое должно двигать идеологами для осуществления задачи, пусть и праведной.

В связи с чем автор и решил по возвращении из Болгара более детально осмыслить этот аспект. Иначе понять, каким образом менее чем за 10 лет Болгар стал нынешним, да еще и с перспективой дальнейшего развития, будет просто-напросто невозможно. Вполне очевидно, что в татарстанском обществе прекрасно осведомлены о том, с чего все начиналось и как осуществлялось (да и, скорее всего, не только в татарстанском). Однако, все же, прежде, чем высказаться о впечатлениях по Болгару, автору представилось нелишним, пусть и в минимальном разрезе, окунуться в тот мир идей и первичных шагов, что двигали проект. Проект? Или движение сердца и души?

Душа Минтимера Шаймиева

Татарстан – единственный ареал России, одновременно вместивший три объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это – Казанский кремль, а также восстановленные Фондом «Возрождение» под покровительством Госсоветника РТ Минтимера Шаймиева Древний Болгар и остров-град Свияжск.

Как-то свой подход к инициированной им идее М. Шаймиев обрисовал следующим образом: «Я иногда – в шутку, конечно, но с определенной долей иронии, объясняю это так: вот мы сидим на берегу, смотрим в бинокль и видим, как мимо нас по Волге-реке проплывают огромные белые теплоходы с туристами. И ничего не делаем для того, чтобы повернуть их к нашим берегам, показать наши исторические места, достойные их взору. Мы ведь этим обделяем не только себя, но и тех, кто проплывает мимо. Оба города – и Болгар, и Свияжск – находятся на красивейших берегах Волги! Действительно, судьба распорядилась так, что на территории Татарстана, на берегах одной реки находятся два бесценных исторических памятника: Болгар (Х–XIII вв. – мусульманская цивилизация) и Свияжск (XVI век – христианская цивилизация). Мало где встречается такое удачное сочетание на перепутье туристических маршрутов».

«Я всегда хотел заняться Свияжском и Болгаром», – дополняет М. Шаймиев. И в 2010 г., в преддверии завершения его президентского срока в Татарстане, он обратился к главе Российского государства Владимиру Путину, с которым «за один присест тогда договорились». Поразмыслив «вместе, мы пришли к общему решению: каждый год федеральный бюджет выделяет для этого проекта 400 млн рублей и еще столько же – бюджет республики».

Президентским указом от 17 февраля 2010 г. был создан Республиканский фонд «Возрождение». Призванный координировать деятельность министерств и ведомств, участвующих в реализации проекта, Фонд провозгласил целью организацию содействия возрождению и развитию памятников истории и культуры республики, сохранению и развитию исторических, культурных и духовных традиций многонационального народа Татарстана, национально-культурной самобытности татар, а также для привлечения необходимых для этого финансовых ресурсов.

По словам вдохновителя обновления Болгара и Свияжска М. Шаймиева, возглавившего Попечительский совет фонда, как «работа закипела», к «делу» присоединились местные предприниматели, а также бизнесмены из других российских регионов и из-за рубежа. «Наш шаг поддержал весь народ Татарстана, превратив реализацию проекта в большое благотворительное движение». Возрождение Болгара и Свияжска М. Шаймиев определил не просто строительством и реставрацией, а свидетельством «духовной зрелости татарстанской общественности», ведь «будучи вовлеченными в благие дела, мы становимся лучше» и «обретаем духовность».

В целом, духовный аспект стал тем стержнем, который Минтимер Шарипович видел и чувствовал основным лейтмотивом движения за возрождение исторических регионов Татарстана. Говоря в своих выступлениях об этой благодатной земле, «которую нам дал Аллах» и которую «мы должны использовать для того, чтобы сохранить наши традиции, религию, культуру», он подчеркнул: «Мы работаем и будем еще работать для возрождения Болгар, но надо думать и о духовном богатстве».

В следующий раз он отметил, что каким бы важным не было развитие экономики, мы лишимся «будущего, если мы не будем обращать внимание на духовные ценности». С возрождением Болгар «у нас открываются глаза. Так рождается дух, обретается духовность, через это мы становимся сильнее». А ведь «духовные потребности появляются, потому что у нас есть история, есть наши предки, нам есть что передавать и необходимо передавать нашей молодежи. Духовный мир в единстве с социально-экономическим развитием сделает жизнь лучше, а мы этого достойны».

Не случайно, при презентации Фонда М. Шаймиев историческую миссию своих современников определил в сохранении того, «что у нас еще есть», возрождении и передачи этого «будущим поколениям». Вновь одухотворенные памятники Болгара и Свияжска «должны стать центрами духовного притяжения людей во все времена».

Это были не просто «дежурные» слова. За ними стояла реальная надежда М. Шаймиева, если не сказать его богатый духовный мир. Так, вспоминая смутные 1990-е, называемые им одним «из сложных моментов истории республики» (т. к. «мы шли тогда по лезвию бритвы»), он отмечал, что «в Казани на тот момент осталась одна неполная татарская школа! Постепенно исчезал язык, терялись традиции». При этом «важно было заявить и отстоять суверенитет Татарстана, не обманув чаяний татар, и обеспечить равноправие и мир, оправдав доверие русских», что «удалось». Вследствие чего сегодня не задумываемся, кто живет с нами в одном подъезде – русский или татарин. Для русских и татар – Татарстан, общая родина».

На фоне чего М. Шаймиев был настроен «возрождать духовность и нравственность» в регионе. И вскоре высказался таким образом, что «благодаря поддержке Владимира Путина и президента Татарстана Рустама Минниханова была утверждена паритетная федеральная и республиканская программа «Культурное наследие: древний город Болгар и остров-град Свияжск» с бюджетным финансированием».

Только вперед!

Тем самым, ничего удивительного нет в том, что сразу же в год создания Фонда начались реставрационно-восстановительные работы на территории Болгарского государственного историко-архитектурного музея-заповедника, где находилось аварийное жилье. М. Шаймиев дал указание отремонтировать каменные здания, с обещанием подлежащих сносу аварийных деревянных построек жителям получения новых квартир по программе социальной ипотеки.

Вскоре был презентован проект комплекса мечети Болгар. Чтобы более глубинно осознать причину строительства мечети в этом ареале, целесообразно вспомнить некоторые эпизоды из мировой истории.

В своем сочинении «Книга драгоценных ожерелий», написанном, как утверждается исследователями, не позднее 913 г., известный учёный-энциклопедист Ибн Руста отражал, что «живут Булгаре на берегах реки, которая впадает в Хазарское море и прозывается Итиль, протекая между странами Хазар и Славян». Хазаре «ведут торг с булгарами, равным образом и русы привозят к ним свои товары». Царь Булгар Альмуш и «большая часть» населения «исповедует ислам». В «их селениях» функционируют «мечети и начальные училища с муэдзинами и имамами».

Официальным же годом принятия булгарами (болгарами) ислама считается 922-й. Посетивший в мае этого года Волжскую Булгарию арабский путешественник и писатель Ибн Фадлан (в качестве секретаря посольства аббасидского халифа аль-Муктадира) отмечает, что в те дни царь Булгара «послал к ним и сказал: “Воистину Аллах могучий и великий уже облагодетельствовал меня, давши мне ислам и верховную власть повелителя правоверных, так что я раб его”». Тем самым, волжские болгары первыми на нынешний территории России добровольно приняли ислам в качестве государственной религии.

Вполне очевидно, что вскоре здесь появились мечети, на что обращал внимание и арабский путешественник XII века аль-Гарнати. Не спонтанно в своем фундаментальном труде «История России с древнейших времён» выдающийся русский историк, ректор Московского университета (1871—1877) Сергей Соловьёв писал, что «когда еще русский славянин не начинал строить на Оке церквей христианских, не занимал еще этих мест во имя европейской гражданственности, болгарин слушал уже Коран на берегах Волги и Камы».

Известный татарский исследователь, профессор Гамирзан Давлетшин пишет, что «многогранность, энциклопедичность знаний средневековых восточных ученых» стала характерной и для ученых Волжской Булгарии. Бурханеддин ал-Булгари был известен своими трудами по фармакологии, риторике, богословию. «Великим ученым, которому нет равных в различных науках», считался Абу-л-Аля Хамид ибн Идрисе ал-Булгари. Известны были труды Сулеймана ибн Дауда ас-Саксини-Сувари, который написал на арабском и персидском языках сочинение дидактического характера «Зухрат ар-Рийаз ва нузхаталкулуб ал-мараз» («Цветок сада, порадующий больные души»). Труды Саксини-Сувари вошли в немалое количество источников, их цитировали «многие ученые и богословы». Булгарские ученые, в том числе и богословы, писавшие свои сочинения на арабском языке, пользовались признанием за пределами страны. Их знали в восточных странах под именем «ал-Булгари». Этим «тахаллусом (псевдонимом), очевидно, они хотели подчеркнуть значимость и популярность булгарских медресе и преподававших в них учителей». Некоторые из данных ученых после получения образования оставались на Востоке, занимая высокие религиозные и административные посты. В частности, Ходжа Ахмед Булгари был учителем и шейхом знаменитого Султана Махмуда 1 Газневи (967-1030).

Таким образом, строительство мечети в Болгаре имело под собой значительное основание (во многих смыслах слова).
Также, как открытие в 2012 г. музея – Памятный знак, посвященного официальному принятию волжскими булгарами в 922 г. ислама. В Болгар был перенесен из казанской мечети «Кул Шариф» самый большой печатный Коран в мире. Это произведение искусства изготовлено в 2011 г. для Татарстана компанией ARC Group s.r.l. (Италия) словенскими (Недьян Браташевец, Андрей Чернатич) и итальянским (Мауро Лоче) мастерами. Комитет Книги рекордов Гиннеса признал данный Коран наибольшим в мире печатным изданием слов Всевышнего, переданных пророку Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует) – полтора на два метра (вес – 800 кг), хранящим 632 страницы. Для украшенная обложки использовались малахит, полудрагоценные камни, фианиты, яшма, сусальное золото, серебро. По словам генерального директора типографии «ARC Group» Н. Браташевца, с учетом необходимости постоянного открытия священного Корана для чтения, «самой тяжелой работой было сделать переплет с драгоценными камнями подвижным, такой технологии ещё не было, мы изобрели её и использовали первыми в мире». При подготовке коранических страниц применялась шотландская бумага, которая «армирована, чтобы со временем и от читки не осыпалась и не разрушалась», посему данный «Коран может храниться в Болгаре веками».

Здесь же (в музее) – карта маршрута путешествия Ибн Фадлана, его «Записка» о путешествии на Волгу на татарском, русском, английском, немецком и арабском языках, а также мозаичное панно «Принятие болгарами Ислама».

Тогда же распахнул свои двери комплекс Белой мечети, включающий как здание непосредственно самой мечети, так и резиденции муфтия и медресе. В день открытия М. Шаймиев высказал мнение о желательности использовании комплекса не только для богослужений, но и в целях организации в медресе подготовки религиозных деятелей.

Что касается Соборной мечети, в ходе ее реставрации использовался свой природный материал – камни из Каркалинского карьера Лениногорского района Татарстана.

На этом фоне, в начале 2013 г., в Болгаре по Программе переселения граждан из аварийного жилья квартиры получили 22 семьи, а для 14 семей строились индивидуальные жилые дома. Хронологически забежав чуть вперед, сошлемся на сказанное М. Шаймиевым на рубеже 2016 г.: «В Болгаре были ветхие дома. Объясню: современный город Болгар – центр Спасского района Татарстана, находится отдельно от исторического городища, поэтому речь, конечно, идет только о домах, находящихся на территории музея-заповедника. Некоторые из них попадали в зону археологических раскопок. Поэтому людей переселили в иные населенные пункты по их выбору. Всем создали приемлемые условия, много домов построили, работа продолжается. На сегодняшний день переселены 104 семьи».

Возвращаясь же в 2013 г., подчеркнем, что тогда в Болгаре было открыто здание Речного вокзала, совмещенного с Музеем булгарской цивилизации. Музей раскрывает историческую роль древнего Болгара в становлении и развитии болгарской цивилизации и мировой культуры в целом.

В те же дни у Памятного знака состоялась официальная церемония открытия «Изге Болгар жыены», что переводится как собрание в Святом Болгаре, приуроченное к 1124-й годовщине принятия ислама Волжской Булгарией. В мероприятии участвовали тысячи людей, в интересах которых функционировал палаточный лагерь со всеми необходимыми удобствами. На следующий год в аналогичном мероприятии приняло участие 30 тыс. человек. Всего за тот год древний город посетили около 300 тыс. человек.

В 2015 г., на проводившейся в казанском Кремле выставке «Древний город Болгар и остров-град Свияжск: прошлое и настоящее» были представлены, в том числе, уникальные археологические находки. Как отмечалось, за период возрождения Болгара на территории города, благодаря раскопкам, обнаружены 10 кладов. К примеру, найдены: в 2010 г. – клад золотых ювелирных изделий; в 2011 г. – клад серебряных предметов, расположенных в мусульманском захоронении; в 2013 г. – клад серебряных денежных слитков; в 2014 г. – клад золотых червонцев рубежа XIX–XX веков, в 2015 г. – клад серебряных монет XIII века, мелких слитков серебра и ювелирного лома, спрятанного в черепе барана. «Мы узнаем свою историю, что происходило, – говорил в свете происходившего М. Шаймиев, – какую значимость имеет наше наследие для развития исторической науки».

В конце 2015 г. достоянием общественности стал Указ Президента РТ Рустама Минниханова «О создании Булгарской исламской академии и воссоздании Собора Казанской иконы Божьей Матери». Основной задачей академии М. Шаймиев назвал воспитание и взросление (на примере выдающихся татарских богословов XVIII–XX веков) поколения «современных религиозных деятелей-ученых высокого уровня, с глубокими знаниями, непререкаемым авторитетом, способных убеждать и противостоять экстремистским течениям».

«Учитывая, что именно в Болгаре наши духовные корни, именно здесь мы осознаем себя частью великой мусульманской цивилизации, – подчеркнул Р. Минниханов, – будет правильно, если здесь и будет создана исламская академия. Болгар вновь должен стать одним из влиятельных центров общероссийского и международного значения». Создание же на базе академии центра межрелигиозного диалога – «в наших традициях и весьма актуально для сохранения межнационального и межконфессионального мира и согласия в нашем общем доме». Функционирование академии «серьезно укрепит позиции миролюбивого ислама как неотъемлемой составляющей российской государственности».

В свою очередь, председатель ДУМ РТ Камиль хазрат Самигуллин отметил, что с обретением Болгаром нового статуса «духовной столицы не только всего татарского мира, но и всех мусульман России», академия станет учебным заведением, способным обеспечить религиозными кадрами как Россию, так и страны СНГ. Кроме того, могут быть решены вопросы сохранения и развития «татарского богословского наследия», повышения уровня религиозного образования, противодействия «появлениям радикальных взглядов и идеологий», консолидации мусульманской уммы «на принципах традиционных ценностей ислама».

Академия была открыта в 2017 г., с фактическим предусмотрением формирования в ней трехуровневой системы исламского образования: медресе – вуз – академия.

Параллельно в Болгаре распахнули двери всевозможные музеи, включая музей Хлеба; «Город на реке», посвящённой истории уездного города Спасск на реке Волга; музей Абдуллы Алиша; «Болгарское чаепитие» и др. При этом все музейные экспозиции организованы в каменных избах, построенных в Болгаре в начале ХХ века.

Согласимся, что даже простое перечисление вышеотмеченных моментов не может не вызвать уважения, насколько быстрыми темпами шло возрождение Болгара. Но ведь мало просто реставрировать или построить здания, пусть и скорейшими темпами. Если не создавать это с чистыми помыслами и душой, вне желания приближения к Свету, Болгар не стал бы духовным центром не на словах, а по сути.

Восхищение увиденным и прочувствованным

Потрясение…. Наверное, это первичная реакция после попадания в Болгар и знакомства с достопримечательностями. Соборная и Белая мечети, мавзолеи, церковь Успенья, музеи, избы…. Столько всего. Перед тобой раскрывается мировая история. Нет, конечно, ты не забываешь, какой век на дворе, однако все-таки окунаешься в те пласты, которые, хоть и в минимальной степени, но приоткрывают завесы над теми днями, когда Волжская Булгария являлась одним из важных звеньев на Великом Шелковом пути (его северном ответвлении). Здесь же проходили Великий волжский и Пушной пути.

Безусловно, потрясает древнее городище. А увиденное в музеях привлекает своей натуральностью и естеством. Места жительств людей имеют 200-летнее «происхождение». И невозможно не насладиться уникальным Кораном, о котором выше мы говорили. Обо всем этом и о многом другом, что находится и поддерживается в Болгаре (благодаря неутомимому труду и любви к своей земле татарстанцев) можно высказываться часами и, не уставая, описывать.

По субъективному восприятию автора, то потрясение, которое пронизывает тебя с начальных минут пребывания в Болгаре, основано на ощущении особой ауры в этом ареале. Атмосферы спокойствия. Благоденствия.

Плюс – поражает тишина. Ты – в окружении туристов, местных жителей, величественных своей значимостью сооружений, дошедших до наших дней даже из XIV века. И все же – Тишина. Никого и ничего не слышно. Голоса? Смех детишек? Безусловно! Рядом речь экскурсовода? А как же без этого? И все же – Тишина. Внутренняя умиротворенность. Тебя абсолютно ничего не отвлекает. Внимание внешнее – Да. Фигурирует. Но состояние внутреннего покоя перевешивает.

В этом калейдоскопе особенных ощущений ты вдруг сталкиваешься с тем, насколько низко над Болгаром проплывают облака. Это – что-то потрясающее. Ты будто оказываешься в особом мире, в котором земля пересекается с небом, а облака сигнализируют тебе, как же все во Вселенной рядом и во взаимосвязи. Широко. Ярко.

Что же это? Почему? Вопросы следуют один за другим. А есть ли однозначный и точный ответ? Как минимум, о причине столь близкого расположения к тебе облаков.

Безусловно, с научной точки зрения можно объяснить многие природные явления. Но ведь здесь, все же, фигурирует как раз далеко не наука (или, не только наука). А нечто чувственное. Ведь точно так, как ты можешь дотронуться до травы, ты будто касаешься рукой пролетающую над тобой облачную белизну. И никакая погода не мешает этому.

Так что, все-таки, сформировано в Болгаре? Что создает столь трогательно-чувственную атмосферу? Природа? Ландшафт? История? Люди? Воздух? Конечно, все это. И многое другое. Но, скорее всего, в Болгаре правит Бесконечность. Бесконечность не математическая. Не цифровая. Не технологическая. А бесконечность духовности. Вернее, состояние испытуемой духовности.

Субъективно? Не без этого. Но не являются ли умиротворенность, спокойствие, да и просто наслаждение от увиденного (ощутимого) проявлением духовности? Согласимся, вряд ли кто возьмет на себя смелость вынести четкое определение на века понятию «духовность». Да, если пролистать мировую Паутину, там обнаружатся столько всякого рода энциклопедических определений этого термина. Но разве так легко вынести «вердикт» по поводу сути своего духовного состояния?

Давайте вспомним, что, согласно Библии, «создал Господь Бог человека из праха земного», вдунув «в лице его дыхание жизни», и «стал человек душею живою» (Быт. 2:7). Коран подтверждает, что сотворив «человека из глины», Всевышний «придал ему соразмерный облик, вдохнул в него от Своего духа» (Коран, 32:7,9). Как художественно преломил эту мысль прекрасный американский писатель Роберт Пенн Уоррен, «что сделал Господь Бог? Взял пригоршню грязи, подул на нее» и содеял «весь человеческий род, благословенный мудростью и прочими добродетелями».

Другое дело, что многие, отталкиваясь от «первоначальности» в «руках» Творца глины, уверенно высказываются о преимуществе материального (земного) фона в человеке над духовным. Но насколько истинно считать духовную составляющую человека вторичной, ежели благодаря ей мы ощущаем (чувствуем) связь со Всевышним? Да и, кроме того, разве земля (материальное поле) – не произведение Всемилостивого?

Вопрос риторический. Следовательно, материальное и духовное измерения в человеке идентичны по значимости (сути), т. е. совершенно одинаково представлены внутри творения Господа. Ибо они оба – суть Божественного происхождения. В данного рода внутреннем двуединстве человека и проявляется то потрясение, что человек испытывает в Болгаре. Становящееся ни чем иным, как состоянием все того же духовного подъема, которое словами не определишь. Потому тут сливаются (внешне и внутри тебя) земля и небо. А ты сливаешься с ними.

Проявляется в Болгаре и иная ипостась. Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан (Ашурков) произнес: «Мы находимся в Болгаре, восхищаемся памятниками исламской культуры. Но рядом есть и православные храмы. Проблем у нас нет. Только соработничество, нет другого пути к тому, к чему стремится человек, – к миру и согласию. Именно так человечество сможет сохранить человеческое лицо».

Прекрасно сказано, не правда ли? Кто бы сомневался, что обрисованная митрополитом картина имеет свое обоснование. Выше мы обратили внимание, в каком едином тоне Библия и Коран говорят о происхождении человека. Значит, вне зависимости от социального происхождения, цвета кожи, национальности и вероисповедания – все дети планеты (или дети всей планеты) – одинаково дороги для Создателя. Именно эта тонкость однозначно проявляется в Болгаре. И не только потому, что на расстоянии вытянутой руки друг от друга расположены церковь с крестом и мечеть с полумесяцем. И не столько вследствие свободного и беспроблемного знакомства любым из находящихся в Болгаре индивидуумов с мечетью или православным храмом (как внешне, так и изнутри). А по причине того, что ощущаемая в этом месте духовная благодать позволяет видеть друг в друге ближнего, вне зависимости от национально-конфессиональной принадлежности.

Хотя разве это удивительно? Вернее, должно ли быть это удивительным в реальной жизни, даже вне Болгара?

Не Иисус ли призывал: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки (Мф 7:12). Данный постулат стал т. н. «золотым правилом нравственности»: «Относись к людям также, как хотел бы, чтобы относились к тебе». Причем этот важнейший посыл отражают все религии.

Аналогичный акцент присутствует в исламе – через призму любви Господа к своим творениям. Так, в одном из хадисов приводятся следующие слова пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха): «Ни один из вас не будет считаться верующим пока не полюбит для брата» исполнение того, «что приятно ему самому». В другом – передано иное высказывание посланника: «Я клянусь Тем, в руке Которого моя душа – вы не войдете в Сад, пока не уверуете, а вы не уверуете, пока не полюбите друг друга».

В иудаизме фиксируется: «Не делай ближнему своему того, что не желаешь, чтобы делали тебе» (Вавилонский Талмуд, Мо’эд, Шаббат: 31а). Рядом буддизм: «Как он поучает другого, так пусть поступает и сам» (Дхаммапада, XII: 159). Здесь же индуизм: «Не делая никому ничего плохого, безмятежно существует чистый»; «поступки других, которых человек для себя не желает», пусть «не делает и другим людям». Для них «надо позаботиться» о том, «чего для себя желают» (Махабхарата, Шантипарва, 160: 16, 20-21, 23).

Посему «золотое правило нравственности» помещается среди важнейших стержней формирования межличностных отношений, как начального шага к реальному взаимопониманию между конфессиями, культурами, цивилизациями, т. е. нациями и народами.
Этот момент особо чувствуется (ощущается) в Болгаре. Не потому ли, что духовность приобретает здесь особые очертания? Когда ты будто дотрагиваешься до некоего особенного мира. Мира познания. Взаимоприближения. Мира теплоты и яркости Света.

Наверное, вот это состояние людей, посещающих Болгар, и есть нерукотворный памятник выдающемуся Минтимеру Шаймиеву, который, возрождая Болгар, видел его, наряду со Свияжском, центром, должным способствовать очищению, облагораживанию нас с вами, возрождению духовности.

Детище М. Шаймиева. Заключение

Без сомнений, уникальный Болгар вполне можно назвать «детищем» М. Шаймиева, выдвинувшим идею восстановления и благоустройства Болгара. И не из-за неких конъюктурных соображений или желания войти в историю осуществлением некоего гигантского проекта. Вспомним, как в 2013 г. Минтимер Шарипович высказал намерение «самоограничиться» в государственных делах. Но лишь только для того, чтобы «полностью посвятить себя» возрождению «исторического наследия», содействуя «нашему духовному оздоровлению». Согласимся, не будь внутри М. Шаймиева духовного света, не желай он искренне и с полной отдачей осуществлять линию на подъем духовно-нравственной парадигмы татарстанского общества, Болгар не стал бы тем островом, куда посетившие его стремятся попасть вновь и вновь.

Как-то говоря о причине финансового участия масс людей в восстановлении Болгара, М. Шаймиев произнес такую фразу: «Мы сами становимся лучше. Глаза уже блестят по-другому». Вот этот блеск глаз, если не сказать, проявляющийся Свет (Нур), сопровождает практически всех приезжающих сюда. Атмосфера чистоты. Аура доброты. Добросердечия. Душевности. Что позволяет думать, размышлять, рассуждать о насущном. Прошлом, настоящем и будущем. И, как красиво высказался М. Шаймиев, становиться лучше и чище.
Дай-то Бог!

Allah Sizi qorusun, Mintimer muallim!

Теймур Атаев (Азербайджан)

Фото: Эмин Рамазанов

NO COMMENTS

LEAVE A REPLY