Желание быть кошкой. Яна Кандова

Желание быть кошкой. Яна Кандова

1265
0
SHARE

Яна Кандова (Яруллина) – 1978–2009 гг.
Бакинка. По специальности славист, переводчик. Писала прозу, стихи, пьесы (в соавторстве), занималась переводами. В 2004 году основала серию альманахов “Наша Фантастика”, в которой представила новую волну бакинской художественной фантастики. Являлась основателем и председателем бакинского клуба фантастов “Южный треугольник”. В связи с ее уходом из жизни выпуск альманахов прекращен – по признанию зампредседателя А. Хакимова, способного заменить Кандову не нашлось. Автор двух сборников рассказов и миниатюр: “Рыжий голос” (Баку, 2003) и “Бакинские рассказы” (Баку, 2005). Финалистка международного конкурса фантастики “Злата Кан” (София), за рассказ “Хозяин могил”, 2009 г.

Желание быть кошкой

Ночными темными улицами возвращалась домой. Мокрый асфальт и запах прелых листьев. Кругом тишина, и идти даже не хотелось, лишь вдыхать этот воздух, закрыв глаза, ощущать на лице прикосновенье мелких капель, настолько мелких, что даже не поймешь – теплые они или холодные. Темень и дождь разогнали обывателей по норам. Они не совершат полуночного хода под дождем, когда с непривычки дыханье судорожно и хочется крикнуть в тишину, не услышат запаха природы, не поймут красоты одиночества, им это не нужно, они едят макароны под грохот телевизора и грызутся из-за разбитой тарелки. Они нормальные.

Какой-то звук… Осипший кошачий голос. Обернулась на него. А вот и он сам – поприветствовать, что ли, вышел? Настоящий боец: темная ободранная шкура, шерсть клочьями, половина хвоста, один глаз в свете мерцает. Еще раз резанул слух срывающимся голосом и заковылял по тротуару вперед. Пошла за ним тихо и медленно, – и что подтолкнуло? – а он и внимания не обращал.

Шли уже минут пять, сворачивали в какие-то закоулки, продирались сквозь садовые участки. Кот шел целенаправленно будто, по своему маршруту. Хотелось бы быть такою же хищницей, ну хоть кошкой, – наслаждаться своими силой, ловкостью и смелостью, и это при красоте и грации, ходить по тайным ночным делам, драться за своё, когти с зубами в ход пускать безжалостно.

Кот внезапно остановился, весь подобрался, на мгновенье напрягся и резко влетел в кусты. Послышалась возня, кусты заколыхались, через минуту выбрался. Увидев человека, замер. Посмотрел снизу вверх. В зубах болталась тушка с длинным хвостом. Тушка дернулась и пискнула, и кот, высоко подняв голову, с добычей побежал в темноту.

Осталась одна, и как-то пусто стало, – за небольшое время, пока шла за котом, смогла украсть кусочек кошачьей свободы, насладиться ею. Начала оглядываться. Дождь кончился. Забрела куда-то… В темноте не разберешь, что за дом многоблочный. Где такой? Ночью все по-другому, знакомое место не узнаешь. Пошла по тротуару мимо блоков.

Сразу будто ото сна очнулась, заблудившись. В груди огонь вспыхнул, от прилива адреналина голова кругом. Дошла до конца дома. Где же табличка? Темнота такая, вот бы кошкой была, видела б все прекрасно. Не имела бы представления даже, что такое – не видеть в темноте. Но тогда и названия улицы искать не надо было б, и номера дома. Что такое – номер дома? Ха-ха…

Крепкие руки сзади схватили рывком: одна за живот, другая рот зажала, и вот уже прижата к телу невидимому, и ощутила, что тащат, и захотела закричать, но только писк какой-то вырвался из-под прижатой ладони. Несколько раз дернувшись, ощутила силу рук, затихла, дернулась еще, всем телом, и, поняв, что не вырваться уж, сразу обмякла как-то и повисла бессильно в объятьях, глазами в небо уставившись. И только чувствовала, что тащат.

NO COMMENTS

LEAVE A REPLY