О незыблемых крепких нитях, соединяющих две даты

О незыблемых крепких нитях, соединяющих две даты

463
0
SHARE

Теймур Атаев

О незыблемых крепких нитях, соединяющих две даты
(Азербайджан и Татарстан всегда помнят важные вехи истории)

«Образование – это первый шаг к свободе»
(Гаяз Исхаки)

Последние майские дни 2020 г., внутри которых помещаются две прекрасные по значимости даты: 100-летие Татарской АССР и 102-я годовщина образования Азербайджанской Демократической Республики (АДР).

Они рядом. Очень близко. Потому что слишком много и многое связывает татар и азербайджанцев. Особыми же красками эта крепчайшая нить высветилась с конца XIX века, соединив в едином идеологическо-духовном порыве выдающихся интеллектуалов и патриотов обоих народов, ратовавших за достижение независимости на основе национальных и духовных корней, важнейшим стержнем чего виделось и продвигалось образование.

В этой связи, автор посчитал актуальным в дни столь важных для Татарстана и Азербайджана дат вспомнить (пусть и очень кратко) некоторые эпизоды совместной истории, которые заложили тот фундамент, что позволил достичь на сегодня значимых результатов.

Важность этого видится в том, что без знания своего прошлого невозможно понять настоящее и ориентироваться в ожидаемом нас завтра. История же помогает понять самих себя. А иногда и увидеть со стороны.

Данная тема вызывает у автора особый интерес, так как волею Всевышнего в 2019 г. ему удалось дважды побывать в Татарстане и сразу же полюбить Казань. Что проявилось как через рождение статьи об этом прекрасном городе и его не менее прекрасных жителях(1), так и издания книги о выдающемся Габдулле Тукае(2). В дни же презентации этого труда посчастливилось побывать в уникальном по многим параметрам Болгаре, произведшим неизгладимое впечатление своим особым духовным фоном(3).

Тем самым, взгляд на нашу общую историю вполне может дополнить ранее представленную палитру красок.

Образовательные рельсы

С последней трети XIX века прогрессивная общественность из числа азербайджанцев и татар начала предпринимать шаги, направленные на привлечение своих соотечественников к образованию. Дело тут в том, что на рассматриваемом этапе наличествовал антимусульманский настрой центральных имперских властей. В училищах запрещалось говорить на родном языке, педагоги-мусульмане не имели права преподавать в общеобразовательных учреждениях и т. д. Трагичность ситуации дополнялась отрицательным отношением мусульманского духовенства к получению юными мусульманами «общегражданского» образования.

К примеру, к моменту начала преподавания в Лянкяране (Ленкорань), по завершении в 1881 г. Горийской учительской семинарии, выдающимся просветителем азербайджанского народа Теймурбеком Байрамалибековым, в двухклассном городском училище обучалось всего 4 азербайджанца. Но благодаря его активной деятельности вскоре эта цифра увеличилась до 20. Для него преподавание русского языка азербайджанцам имело такое же значение, как и приобщение учащихся к мировой культуре на родном языке. В связи с чем он посодействовал и открытию русско-мусульманской читальни(4).

В свою очередь, в одном из номеров казанской газеты «Волжский Вестник» за 1885 г. было опубликовано письмо (подписано «Мусульманин»), в котором, в частности, говорилось, что в Казанском университете «на долю такой многочисленной массы мусульман приходится только двое студентов из казанских татар», да и «во всех трех гимназиях едва ли наберется десяток воспитанников» из их числа. Причиной такого положения дел называлось убеждение татар в том, что «их детям необходимо узко-мусульманское образование, сводящееся только к изучению своей религии и Шариата». Вследствие чего «в русских школах встречается очень мало выпускников-мусульман». В статье резюмировалось, что хотя «мусульманин обязан учить свою религию и Шариат», религиозное мусульманское образование «отнюдь не исключает возможности и общечеловеческого образования»(5).

На таком фоне, с 1883 г. в Бахчисарае блестящий крымскотатарский просветитель Исмаил-бек Гаспринский начинает издавать еженедельную газету «Тарджеман» («Переводчик») на крымскотатарском и русском языках. Пионером же «свободной прессы у российских мусульман» являлась газета «Экинчи» («Пахарь»), основанная и издаваемая Гасан-беком Меликовым-Зардаби в 1875-77 гг. в Баку на азербайджанском языке(6).

В 1884 г. по инициативе И. Гаспринского в Бахчисарае открывается первая новометодная (джадидская) школа, соответствующая требованиям образованных слоев мусульманского общества того времени. Речь идет о внедрении в обучение «усул джадида» (нового метода), одного из важнейших элементов реформы образования, предусматривавшей переход по завершении просветительского этапа к созданию тюрко-татарской нации по европейскому типу, автономной в вопросах религии и образования. В российском же масштабе целью джадидов являлась децентрализация и широкое самоуправление, наличие правового государства с равноправием всех граждан и равенством религий.

Тем самым, в 1880-1890-е гг. татарская элита приходит к пониманию необходимости реформирования образования по европейским образцам на основе национальной и мусульманской школ. Нишу учителей джадидских мектебов и медресе, работников издательств и сотрудников печатных изданий заняла светская интеллигенция. Она стала новой группой национальной элиты и «уничтожила монополию духовенства в сфере образования». Таким образом, к 1900 г. практически были достигнуты основные цели просветительского этапа джадидизма(7).

В контексте происходящего не нуждающийся в особом представлении Юсуф Акчура (Акчурин), нередко именуемый первым теоретиком политического тюркизма, в своей статье «Мысль тюркизма, течение тюркизма, тюркские очаги» подразделил тюрков на 4 группы: западные-османские тюрки, крымские тюрки, северные – тюрки Поволжья и кавказкие тюрки-азери. По его словам, во всех этих группах пробуждается мысль о нации(8).

Съезды российских мусульман и тюркизм

В 1905 г. в Нижнем Новгороде прошел первый всеобщий мусульманский съезд, среди участников которого, наряду с И. Гаспринским (председатель) – Рашид Ибрагимов, Юсуф Акчура, Муса Бигеев, Абдрахман Ахмаров, а также азербайджанские интеллигенты: Али-Мардан-бек Топчибашев, Шамси Асадуллаев, Ахмед-бек Агаев (Агаоглу) и др.

Идейными руководителями форума стали Ю. Акчура и А. М. Топчибашев. Съезд принял решение об объединении мусульман и создании периодических меджлисов (съездов) на территории всей России для руководства общественной жизнью. Эти отделения должны были заняться в основном образовательной и просветительской, а не политической деятельностью, то есть опираться на школы и благотворительные общества. Как отмечалось, «реально объединяется элита трех мусульманских народов: татар Волго-Уральского региона, крымских татар и азербайджанцев». Съезд подтвердил решимость мусульман добиваться их равноправия с христианским населением. Предполагалось создать общероссийское объединение элиты «Иттифак аль-Муслимин» («Союз мусульман»). Авторами программы «Иттифака» «были преимущественно азербайджанские лидеры, включая А. Агаева, но основу политического движения составляли казанские татары».

В своем выступлении А. М. Топчибашев, подчеркнув, что, «несмотря на героизм наших дедов, сегодня ни в горах Кавказа, ни в садах Крыма, ни в степях Казани, на нашей исторической родине, на своих землях у нас нет права говорить о наших нуждах», знаково добавил: сегодня «мы получили возможность открыть друг другу сердца, обнять и возрадоваться». Резолюция I Всероссийского мусульманского съезда констатировала, что для осуществления задачи сближения мусульман всех областей России «на почве общественно-культурных политических запросов и задач современной русской жизни», прогрессивная часть мусульман, «разделяя идеалы передового русского общества», действует в русле «установления в стране правового порядка на началах участия свободно избранных народных представителей в законодательстве и управлении государством», и отмены всех «ограничений, которые установлены в отношении мусульман».

Участники съезда, ставшего важнейшим шагом на пути координации действий российских тюрков, поддержали идею создания «Иттифак аль-муслимин»(9, 10, 11).

Политические послабления в Российской империи привели к принятию II съездом (1906 г.) решения участвовать в выборах в Государственную Думу в одном блоке с кадетами. Состоявшийся в том же году III съезд (председатель А. М. Топчибашев, секретарь Ю. Акчура) объявил «Союз мусульман» политической партией, утвердил программу структуры. Съездом были созданы 2 комиссии: по школьной реформе и религиозной политике(8).

Подъем

В ракурсе происходящего, историк Александр Беннигсен (из семьи российских эмигрантов), писал, что «благодаря замечательной деятельности модернистских реформаторов», к 1905 г. «культурный уровень русских мусульман был поднят на необычайную высоту». Такие города, как Казань, Уфа, Оренбург,Троицк, Бахчисарай и Баку превратились в культурные и интеллектуальные центры, способные соперничать с Дамаском, Бейрутом, Каиром и Стамбулом»(12).

Невозможно не согласиться с историком. В те годы на страницах рождавшейся азербайджанской прессы широко освещались историко-культурные проблемы тюркских народов Российской империи. К примеру, в редактируемой азербайджанским языковедом Мухаммед-ага Шахтахтинским газете «Шарги Рус» (печаталась в Тифлисе) публиковались татарский писатель Шакир Мухаммедов (под собственным именем и псевдонимом «Татар углы», т. е. «Сын татарина») и татарский публицист Камиль Тухватуллин. Последний затем в Уральске (Казахстан) создаст литературно-политический журнал «Аль-гаср-аль-Джадид» и начнет издавать газету «Фикер»(13).

В других азербайджанских изданиях увидела свет серия статей азербайджанского ученого, философа, художника, врача Али-бека Гусейнзаде, объединенная под общей рубрикой «Кто такие тюрки и из кого они состоят». Главный посыл работы заключался в изложении (на основе последних достижений европейской и русской тюркологической науки) общей истории тюрков с широкими экскурсами в проблемы языков и культуры тюркских народов. «Сегодня на всем Востоке лучшим средством распространения просвещения является тюркский язык, поскольку в науке и литературе именно на этом языке отмечается существенный прогресс», – писал он (6). Тогда же А. Гусейнзаде сформулировал три принципа, необходимых для выживания и прогресса азербайджанского народа: тюркизм, исламизм, европеизация. По его словам, «этот путь означает, что мы должны быть воодушевлены тюркскими чувствами, верить в Ислам» и «обогащать себя плодами современной европейской цивилизации». Таким образом, он первым в тюркском мире выдвинул три указанных принципа(14).

Спустя несколько лет Мамед Эмин Расулзаде, будущий Председатель Национального Совета Азербайджана, написал, что «идеология тюркизма начинает выступать на первый план, как политическая система». По его словам, вся «система общественной идеологии» пошагово переходит «от религиозной системы исламизма на национальную систему тюркизма, соответственно изменяя и фразеологию», употребляемую в «тюркской печати», до того называвшейся «мусульманской»(15).

В свою очередь, в докладе Казанского комитета по делам печати за 1908 г. Казань называлась «центром просвещения мусульман всей Восточной России: татары всего Поволжья именно от Казани ожидают решения или освещения многих вопросов их культурной и религиозной жизни». Постепенно стали предприниматься усиленные меры по унификации татарского языка и введению его в школы: упрощенный «тюрки» начал протаривать дорогу прежде всего в обиход начальной школы, где в некоторых учебных хрестоматиях он уже называется языком «материнским».

С 1911 г. начинается рост внимания к литературе и языкознанию не всех тюрок, а только татар, а в 1913 г. «татаристское направление получает теоретическое обоснование и в исторической науке». В отчете Казанского комитета по делам печати за этот год констатировалось, что «будущее, несомненно, за литературой новометодистов. По крайней мере и теперь уже исключительно ей принадлежит почин и разработка тех немногих жизненных вопросов, какие волнуют наш татарский мир»(16).

Безусловно, на всем этом фоне отдельной путеводной звездой высвечивается немеркнущая фигура Губдуллы Тукая, о котором автор рассказал в отдельном труде (о чем говорилось в начале).

Новые веяния

В мае 1917 г. в Москве открывается Всероссийский мусульманский съезд. Этот съезд являлся продолжением предыдущих аналогичных форумов, но его стали называть первым. Как отмечается в этой связи, «определенная путаница с нумерацией съездов происходит в связи с тем, что после Февральской революции 1917 г., в условиях свободной России, было принято решение заново начать нумерацию съездов».

В резолюции съезда отмечено, что интересам российских мусульман в наибольшей степени отвечает форма государственного устройства в виде федеративной республики, основанной на территориальных автономиях; народы, не имеющие единой компактной территории проживания, должны пользоваться национально-культурной автономией. Тем самым «был достигнут единственно возможный на тот момент компромисс между сторонниками культурной и территориальной автономий». В резолюции также указывалось, что «для ведения духовными и культурными делами мусульманских народов России и обеспечения единства их действий будет образован центральный орган российских мусульман с законодательными функциями в пределах своей компетенции» – Милли Шура.

По женскому вопросу съезд постановил, несмотря на отказ мусульман ряда регионов от равноправия женщин, что мусульманки во всех правах (включая сферы, регулируемые шариатским правом) должны быть уравнены с мужчинами; многоженство должно быть отменено; женщина имеет право на развод с мужем; вступление в брак разрешалось не ранее чем с 16 лет(17).

Прошедший в те же сроки 1-й Всероссийский съезд мусульман-воинов провозгласил образование Всероссийского военного совета (шура), объявившего о начале формирования мусульманских воинских частей. Их создание планировалось на двух принципах: религиозном (из воинов-мусульман) и национальном (военнослужащие из числа представителей национальностей, традиционно исповедующих ислам)(18).

Выступая на созванном в августе 1917 г. Временным правительством Государственном совещании, А. Топчибашев от имении Всероссийского мусульманского совета, Всероссийского мусульманского военного совета (шура), Крымского областного комитета и других структур подтвердил, что, вкладывая в «основание форм государственного устройства» России принцип самоопределения народов, российские приверженцы ислама «во имя интересов революционного государства и лозунгов революционной России» ратуют за «необходимость осуществления национально-культурной автономии, провозглашенной на Всероссийском мусульманском съезде»(19).

Менее чем через год, 28 мая 1918 г., Азербайджанский национальный совет провозгласил создание Азербайджанской Демократической Республики, просуществовавшей 2 года. Вслед за постановлением Правительства АДР (ноябрь 1918 г.) о признании «национальным» флага, состоящего «из зеленого, красного и голубого цветов с белым полумесяцем и восьмигранной звездой», на котором располагались (вертикально), соответственно, голубое, красное и зеленое поля(20), основатель и первый лидер АДР Мамед-Эмин Расулзаде произнес: «Это трехцветное знамя, символизирующее независимый Азербайджан, поднятое Национальным советом и означающее тюркскую свободу, исламскую культуру и современность, будет всегда развеваться над нами»(21).

Спустя несколько лет М. Э. Расулзаде так охарактеризовал ситуацию: «После 100-летней царской кабалы» Азербайджанский Национальный совет заявил всему миру о независимости Азербайджана. Если народ Азербайджана, «задолго до этого дня доказал, что является Единой нацией, то начиная с этой даты он создал свое государство». Азербайджан воспринял актуальные и великие лозунги века, приведя формулу «Каждая нация вправе сама определять свою судьбу» в соответствие с волеизъявлением народа. В Азербайджане, где на протяжении 100 лет несение воинской службы находилось вне закона, была сформирована национальная армия. Были задействованы офицерские резервы и силы безопасности страны, в которой, при царизме, азербайджанцы даже близко не допускались к управлению государством. Правительство принялось за коренные преобразования в социальной сфере, разработало законы для передачи земли крестьянам, предприняло меры по защите прав рабочих. За короткий период правительство дало народу образование, объявило тюркский (т. е. азербайджанский) язык государственным, открыло средние и высшие учебные заведения. В результате этих и других шагов независимость новой страны была признана европейскими государствами и Соединенными Штатами Америки. Но через два года «детище свободы – наша независимость» пала(22).

Ну а 27 мая 1920 г. появился Декрет ВЦИК и Совнаркома РСФСР «Об Автономной Татарской Социалистической Советской Республике», 100-летие чего и отмечается ныне.

Таким образом, даже беглый хронологический взгляд на отдельные эпизоды из истории Азербайджана и Татарстана отчетливо свидетельствует о близости друг другу двух народов. На рубеже XIX-XX веков их лучшие представители рука об руку шли в едином строю для достижения результативности национального движения. Блестящая и неповторимая плеяда азербайджанских и татарских интеллигентов уверенно протаривала дорогу к независимости двух регионов. Что, как мы подчеркнули выше, стало базисом, приведшим ко дню сегодняшнему!

1.Теймур Атаев. О степенности как отличительной черте Казани и жителей города
http://addnt.ru/zhitel-baku-podelilsya-vpechatleniyami/

2.В Доме Дружбы презентовали книгу азербайджанского автора о Тукае
http://tatar-congress.org/ru/yanalyklar/v-dome-druzhby-narodov-prezentovali-knigu-azerbaydzhanskogo-avtora-o-tukae/

3.Возрожденный Болгар – как результат любви к своим корням и отечеству!
https://incity.az/2019/09/16/vozrozhdennyj-bolgar-kak-rezultat-lyubvi-k-svoim-kornyam-i-otechestvu/

4.См. подр.: Теймур Атаев. Теймурбек Байрамалибеков – вы дающийся просветитель азербайджанского народа

http://idrak.org.az/ru/1/184

5.Цит. по: Ильдус Загидуллин. «Татарский вопрос» в казанской периодической печати 1885 года //«Эхо веков» («Гасырлар авазы»), 2002, N 2, с.121-230
http://www.tataroved.ru/institut/srednevek/publ/2/

6.Нурана Намазова. Азербайджанская периодическая печать начала ХХ в. о Туркестане
https://www.ens.az/ru/azerbaydzhanskaya-periodicheskaya-pechat-nachala-khkh-v-o-turkestane

7.См. подр.: Айдар Хабутдинов. Татарское общественное движение в российском сообществе, конец ХVIII – начало ХХ вв. https://www.dissercat.com/content/tatarskoeobshchestvennoe-dvizhenie-v-rossiiskom-soobshchestve-konetskhviii-nachalo-khkh-vv

8.С. Ю. Сулейманова. Тюркизм в России
http://static.bsu.az/w8/Xeberler%20Jurnali/Humanitar%20%202009%20%203/92-98.pdf

9.Айдар Хабутдинов, Ильшат Гимадеев. Мусульманское политическое движение в 1905г.: I Всероссийский Мусульманский съезд
http://www.idmedina.ru/books/history_culture/minaret/6/habutdin.htm?

10.Первый съезд мусульман России
https://www.islamnn.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=515

11.Резолюция I Всероссийского мусульманского съезда
http://www.islamnn.ru/rmforum/1/sect1_gimad.htm

12.А. Бенигсен. Мусульмане в СССР
https://vtoraya-literatura.com/pdf/benigsen_musulmane_v_sssr_1983_text.pdf

13.Нигяр Шарифзянова. Азербайджано-Tатарские связи в области печати в начале XX века (до 1917 г.)
https://ru.strategiya.az/news.php?id=284221

14.Цит. по: Искандер Гилязов. Тюркизм: становление и развитие (характеристика основных этапов)
http://old.kpfu.ru/f11/bin_files/gilazov_tyurkizm!8.pdf

15.М. Э. Расулзаде. Наш путь. Газете Aсiq soz от 2 октября 1915 г. Цит. по: Ирада Багирова. Политические партии и организации Азербайджана в начале ХХ века: 1900-1917
http://m.hrschool.tr.gg/

16.А. Хабутдинов, Д. Мухетдинов. Национальное образование и идентичность татар в начале XX века: претворение в жизнь планов Хусаина Фаизхани
http://www.idmedina.ru/books/materials/faizhanov/5/plenary_habutdinov.htm#_ftn6

17.См. подр.: Хабутдинов А. I Всероссийский мусульманский съезд // Ислам в Москве. Энциклопедический словарь. Серия «Ислам в Российской Федерации». Выпуск II. Нижний Новгород, 2008. С. 51

18.См. Папакін А. Татарські військові формування у Криму в листопаді 1917 – січні 1918 рр.
http://www.ucrainarma.org/materiali/tatarski-vijskovi-formuvannya-u-kri.html

19.Из выступления А.Топчибашева на Государственном совещании
http://www.archive.gov.tatarstan.ru/magazine/go/anonymous/main/?path=mg:/numbers/1999_1_2/04/04_1

20.См.: Флаг
http://files.preslib.az/projects/remz/pdf_ru/remz_bayraq.pdf

21.Azerbaycan Xalq Cumhuriyyeti (1918-1920). Parlament (stenoqrafik hesabat). Baki, 1998, I cilid, с. 76

22.Обращение М. Э. Расулзаде к азербайджанскому народу по случаю 35-летия образования Азербайджанской Демократической Республики
http://anl.az/el_ru/kniqi/2015/2-837324.pdf

NO COMMENTS

LEAVE A REPLY