Дэвид Култхард: “Бакинская трасса настоящий вызов для гонщиков, что редкость для городских...

Дэвид Култхард: “Бакинская трасса настоящий вызов для гонщиков, что редкость для городских треков”

799
0
SHARE
bakucitycircuit.com

Баку, 2 апреля – inCity.az/ Онлайн чат с Дэвидом Култхардом.

Всем добро пожаловать. Мы в Баку с Дэвидом Култхардом, который приехал к нам на пару дней. Дэвид, Вы уже дважды бывали в Баку – во время шоу «Ред Булл» и на Гран-при Европы в прошлом году, так что это уже Ваш третий визит в наш город. Как Вам столица Азербайджана и наша трасса?

Мне повезло побывать здесь за пару лет до первого Гран-при Формулы-1 и увидеть город до того как проект начал набирать обороты. Я видел как появлялся паддок, комментаторские кабины, в которых я затем работал. Но больше всего, должен признаться, меня поразила потрясающая история Баку.

Впечатляющая архитектура этого места и городская среда идеально подходят для Формулы-1. Баку и гонки Гран-при очень похожи. Нацеленность на будущее, технические инновации и постоянное развитие – это то, что объединяет спорт и этот город. Вместе с этим, здесь удивительная трасса – настоящий вызов для гонщиков, что редкость для городских треков.

Какую часть трассы Вы, гонщик с 14-летним опытом, назвали бы наиболее интересной и бросающей вызов пилотам?

Самое интересное в Баку в том, что здесь две трассы соединены в единое целое. Например, в восьмом повороте вдоль Старого города: очень узкая секция на подъёме. И затем ты на огромной скорости вылетаешь на Бульвар – 378 км/ч развил в квалификации Валттери Боттас. Скорости выше, чем в Монце!

Я думаю, поэтому гонщики были очень аккуратны во время первой гонки. На симуляторах они поняли, что малейшая ошибка может привести к аварии и в первый раз решили поменьше рисковать. Для пилотов, тем не менее, это был один из самых сложных уик-эндов. И поэтому я с нетерпением жду второго Гран-при – я жду, что пилоты будут готовы рисковать больше.

Совсем недавно в Барселоне завершились тесты новых машин – они стали шире, генерируют больше прижимной силы и развивают более высокую скорость. Как Вы считаете, какое влияние перемены окажут на характер гонок?

Эти машины нравятся гонщикам – и это главное. В последние два года пилотам приходилось пилотировать очень аккуратно, но теперь они получили возможность атаковать на пределе. Формула-1 – это командный вид спорта, но внимание болельщиков в первую очередь обращено к пилотам. И если им машины нравятся, это сделает гонки лучше.

Кто больше всех впечатлил вас в этих заездах?

Это были очень интересные тесты. Такие перемены в техническом регламенте – это всегда вызов, но для кого-то он был ещё больше. Например, мы впервые увидели за рулём “Мерседеса” Валттери Боттаса, а он уже подгонял лидера команды Льюиса Хэмилтона и великолепно отработал. “Феррари”, похоже, добилась большего прогресса, в этом году “Скудерия” будет намного конкурентоспособнее.

Кроме того, мне кажется, назревает очень интересное внутрикомандное сражение между Даниэлем Риккардо и Максом Ферстаппеном. Они оба чрезвычайно талантливы. “Ред Булл” никогда нельзя сбрасывать со счетов. Если их машина быстра и сможет регулярно бороться за победу, ни один из них другому не уступит.

В то же время совместная работа Льюиса и Валттери длится всего несколько месяцев. Кажется, пока всё проходит хорошо.

Да, у них идёт своего рода “медовый месяц”. Но главное, как всё пойдёт дальше. С одной стороны, им необходимо уважать друг друга и работать вместе. Но с другой, ты никогда не можешь быть до конца счастлив, если выиграл не ты, а твой напарник.

Пока, конечно, рано судить, но кто, на Ваш взгляд, станет чемпионом в этом году? Если бы, например, Вам пришлось бы поставить деньги – на кого?

Я не играю на ставках, но если гипотетически, я бы сыграл и хотел бы сохранить свои деньги, то поставил бы на “Мерседес”. У них отличный мотор, другим производителям по-прежнему не удаётся догнать их. Я уверен, гонки станут намного плотнее, думаю, мы часто увидим борьбу нескольких команд за победу. Соперники будут приближаться, однако это потребует огромных ресурсов и времени. Но и “Мерседес” не будет сидеть сложа руки – они будут делать то же самое и стараться поддерживать отрыв.

Если бы Вы могли изменить в Формуле-1 что-то одно – что это было бы?

В первую очередь я бы задумался о том, какие технологии мы используем. Нынешние болиды очень сложны, «Мерседес» в таких условиях добился преимущества и никто не может их догнать. Технологии очень важны, это неотъемлемая часть спорта, но, признаюсь честно, когда я сажусь в свой автомобиль, я совершенно не думаю о том что и как крутится в моторе.

Нынешние технологии Формулы-1, безусловно, впечатляют, этот фактор необходимо сохранить. Но в то же время я считаю, что можно найти более эффективный баланс между технологичностью и спортивной стороной «Больших призов». Я, как и все болельщики, хотел бы видеть больше команд, у которых был бы шанс добиться успеха.

Как Вы считаете, может ли Формула-1 вернуться к старым атмосферным двигателям?

Я большой поклонник старых атмосферных двигателей. Формула-1 это шум, энерегия, адреналин, и прежние моторы отлично дополняли этот образ. Но в первую очередь внимание привлекает облик машины, а не то, что у неё внутри. Атмосферные двигатели были хороши, но они уходят в прошлое – автомобильная промышленность движется к электромоторам.

В последнее время часто говорят о том, что бы изменить формат гоночного уик-энда. Появилось множество предложений, включая короткие гонки по субботам, очки за которые шли бы только в Кубок конструкторов. Какое из этих предложений Вам кажется наиболее оптимальным?

Я считаю, что мы должны быть очень аккуратны в этом вопросе и хорошо всё продумать. Да, нам нужно привлекать внимание молодой аудитории, но современных детей и подростков очень трудно увлечь. Сложно соперничать с теми же видеоиграми, в которых они могут самостоятельно построить целый болид.

Технологии позволяют нам создать связь с этим поколением, но нужно выработать верный подход. Нам необходимо в первую очередь работать в этом направлении, нужно реализовать потенциал социальных медиа.

Также очень важно обеспечить яркое шоу на трассе. Формула-1 должна быть развлечением, а гонщики – настоящими звёздами. Сейчас, чтобы получать удовольствие от гонок, необходим какой-то базис и знание об этом виде спорта. Но людям нравится именно зрелищная борьба на трассе, сражения на пределе возможного. Именно это – дух Формулы-1.

А если говорить о двух гонках за уик-энд – идее, к которой многие относятся со скепсисом, то прежде всего нужно понять, понравится ли это болельщикам. Если это сделает шоу лучше, то почему нет? Я не против новых идей, но они должны быть на чём-то основаны, на каких-то данных.

Давайте вернёмся к вашей карьере. Какую свою гонку Вы считаете лучшей?

Лучшей частью моей карьеры, пожалуй, был конец 90-х, когда мне повезло выступать на великолепных машинах. В первую очередь, наверное, вспоминается Гран-при Франции 2000 года и борьба с Михаэлем Шумахером. У нашей команды был очень тяжёлый уик-энд, в какой-то момент я даже потерял контроль над эмоциями – и мне неловко за тот жест в адрес Михаэля. Но это было очень напряжённое сражение, на самом пределе, когда каждый из нас полностью выкладывался на трассе. Именно такие сражения запоминаются надолго.

Но я также хорошо помню свои победы в Португалии, Великобритании и Бельгии. Помню, я испытал невероятные эмоции после того, как во второй раз выиграл Гран-при Монако. В тот день я лидировал от старта до финиша. Каждая победа особенная, но та гонка в Монте-Карло – это другое. Победа в Монако это то наследие, которое остаётся навсегда.

Так или иначе, я ценю каждую свою победу. Я одерживал их в борьбе с Микой Хаккиненом и Михаэлем Шумахером. И пусть в целом они были лучше меня, время от времени мне удавалось их опережать.

Кого из своих соперников Вы назвали бы самым жёстким?

Самым жёстким соперником всегда является твой напарник, но упорнее всех приходилось сражаться с Михаэлем Шумахером. Он был невероятно неуступчивым гонщиком. В то же время и с Хаккиненом было сложно бороться. Наши сражения были предельно справедливы, мы вместе работали над машиной и у нас было отличное партнёрство. Но в то же время мы отлично сражались!

Ваша карьера началась более 20 лет назад, и Вы по-прежнему в паддоке. Расскажите, как он изменился за это время?

Туда стало намного сложнее попасть! Раньше в паддоке было полно народу, даже в Шанхае, где огромный паддок, но сейчас людей стало намного меньше. Но атмосфера осталась прежней, независимо от пола, расы, религии или рода занятий человека, гонки объединяют людей в момент торжества спорта.

Какой момент Вы считаете самым странным в своей карьере?

Наверное, это был первый Гран-при Малайзии. Было очень жарко, когда мы с Микой возвращались в боксы, пот стекал с нас ручьями. Температуры были экстремальными. На второй день у нас в боксах появились ванны со льдом – это был единственный способ быстро охладиться.

bakucitycircuit.com

NO COMMENTS

LEAVE A REPLY