Азизу Алиеву нравилась музыка из “АРШИН МАЛ АЛАН”

Азизу Алиеву нравилась музыка из “АРШИН МАЛ АЛАН”

1237
0
SHARE

“Он просил юную Зелину вновь и вновь играть мелодии из этой картины”

inCity.az представляет материал об азербайджанском политическом деятеле Азизе Алиеве.

В Махачкале поставят памятник бывшему первому секретарю Дагестанского обкома КПСС, председателю Верховного Совета Азербайджанской ССР Азизу Алиеву. Монумент воздвигают на углу улиц Абубакарова (Чернышевского) и Азиза Алиева. На территории будущего мини-сквера залит бетонный постамент, идет заливка восьмигранных колон с помощью технологии скользящей опалубки. В общей сложности здесь будут установлены 14 колонн высотой по 5 м. На данный момент их высота достигает 3 м. Памятник установят к весне. Сейчас же на улице им. Азиза Алиева снесены незаконные пристройки с соседних зданий, проводится реставрация фасадов самих зданий, которые будут оформлены в едином архитектурном стиле с установкой современной подсветки.

Общая площадь памятника крупному дагестанскому и азербайджанскому политическому деятелю Азизу Алиеву составит более 900 кв. м. Отметим, что Азиз Мамед Керим оглу Алиев (1 января 1897, Эривань — 27 июля 1962, Баку) — советский и азербайджанский государственный и партийный деятель. Дипломат, народный комиссар здравоохранения Азербайджанской ССР (1939-1941), председатель Верховного Совета Азербайджанской ССР (1941-1944), первый секретарь Дагестанского областного комитета ВКП (б) (1942-1948).

Автор этих строк в свое время беседовал с Мухтадыром Айдынбековым и его сестрой Зелиной Мамедовой (Айдынбековой), отец которых Салам Мухтадыр оглы Айдынбеков (1912 – 1967 г.) был другом и соратником государственного деятеля и ученого Азиза Алиева. Мухтадыр Айдынбеков покинул сей бренный мир, Зелина Мамедова здравствует.

– Зелина ханум, каким вам запомнился Азиз Алиев?

– Моя мама Дарья ханум дружила с его дочерью Зарифой ханум. Домочадцы Азиза Алиева часто приезжали в Махачкалу навещать его, особенно летом – у него была специальная дача. Чаще всего наведывалась именно Зарифа с Гюлярой и сын Тамерлан. Зарифа ханум во время всех приездов заходила к нам на чаепитие. Девушка молодая, было с кем и о чем говорить и в театр сходить. В то время в Махачкале сильный драмтеатр был, на русском языке. А мой брат Мухтадыр дружил с Гюлярой ханум.

Азиз Мамедович во время работы в Дагестане сам в Баку не выезжал, все время, как говорится, был на посту. Надо сказать, что когда А.Алиева в числе 12 партийных, советских и хозяйственных работников Азербайджана (среди них был и мой отец Салам Айдынбеков) Мирджафар Багиров по указанию Москвы в сентябре 1942 года послал на оборону Кавказа, то есть, поработать в Дагестан, его семья осталась в Баку. Это объясняется тем, что взрослые дети Азиза Мамедовича учились в Баку. А необходимость в командировке в Махачкалу было продиктовано возникшей угрозой оккупации немцами всего Кавказа. Дело в том, что как только фашисты подошли к нему, активизировались чеченские сепаратисты, готовые хлебом-солью встретить немцев. Отмечались нападения в Дагестане, во время одной лесной операции даже ранили лошадь отца…

А.Алиев был назначен первым секретарем Дагестанского обкома партии, а отца, бывшего до этого первым секретарем Хачмазского райкома партии, определили третьим секретарем обкома по пропаганде и агитации.

Если память не изменяет мне, когда семья А.Алиева приехала в Махачкалу в последний раз, Зарифа ханум училась на четвертом курсе Бакинского мединститута, а Гюляра ханум поступала в Консерваторию. А я была девчонкой 13-14 лет, училась в 7-ом классе.

Азиз Мамедович был очень корректным, вежливым, обаятельным человеком. Знал как вести себя с младшими, и как разговаривать со старшими, со всеми умел ладить. Я обучалась музыке. А.Алиев жил на втором этаже здания, один, а мы на четвертом. Азиз Мамедович приходил с работы усталым. А они, командированные, работали сутками напролет! Потому и получили истощение нервной системы, вот почему папа умер в 55 лет. Неспроста командированных в Дагестан наградили медалью “За оборону Кавказа”…

Так вот, бывало, что А.Алиев сидит на балконе, скучает по семье, а я у себя ночью подбираю на пианино мелодии из новой картины “Аршин мал алан”. Вокруг мертвая тишина. Выхожу на балкон, а он поднимает голову и кричит: “Зиночка, играй, играй, мне так приятно слушать”…

Когда Азиз Мамедович вернулся в Азербайджан, он вместо себя руководить Дагестаном оставил папу, сказав ему: “Салам, твоя семья здесь, с тобою, а я хочу к себе домой”.

– А когда же ваша семья вернулась в Баку?

– Ну а мы вернулись после 10 лет работы в Дагестане. Это было в ноябре 1951 года, как раз к женитьбе Алиевых – Зарифы и Гейдара. Свадьбу не помню, на ней присутствовали только родители. А вот Мухтадыра папа взял с собой на обручение молодых.

…Прошли годы, я выросла, поступила в Азербайджанский медицинский институт (АМИ). В первый раз, когда нас повели на кафедру “Глазные болезни”, в ординаторской Зарифа ханум, увидев меня, обрадовалась, и говорит: “вот не ожидала, что ты поступишь на медицинский”.

Был такой смешной случай на кафедре “Хирургической стоматологии”. Впервые вошли в здание, не знаем что к чему, где, на каком этаже находится кафедра. Пока надевала халат, наша группа куда-то делась. И вот вбегаю я в какую-то аудиторию, думая, что наша лекция идет там. А там, оказывается,  сидит Азиз Мамедович, который приветствует меня: “здравствуйте Зиночка!”. Я прям села и онемела от неожиданности. И главное, он говорит “заходи, заходи”. Я так растерялась, что вместо того, чтобы спросить что-то другое, интересуюсь: “а вы что тут делаете?”!..

Видели бы вы, как расхохотался Азиз Мамедович! Рассмеявшись вдоволь, говорит: “а я хочу знать, что ты здесь делаешь?” Посадил меня, стал расспрашивать про домашних, маму, семью. А я ему: “ой, а мне на лекцию”. А он в ответ: “ничего, мы с тобой лекцию проведем” (смеется). Минут пять сидели и разговаривали о наших домашних делах…

Тогда А.Алиев работал главврачом Института переливания крови. В одно время он работал ректором АМИ, его фотография и сейчас висит на стенде с указанием времени его руководства вузом.

Зарифа ханум своим благородством очень напоминала своего отца. Это были понимающие люди, они не дичились, отличались приятной душевной простотой. Может быть, оттого, что оба врачевали глаза больных?..

Я бы сказала, что Гейдару Алиевичу повезло с тем, что попал в очень хорошую семью. От них он многому научился. Знаете, на днях показывали передачу про Г.Алиева. Мне было трудно смотреть – настолько он напоминал папу. Отец был таким же: добивающимся, устремленным…

– Ну, тогда расскажите и о Саламе Айдынбекове.

– Представьте себе, он сам ездил повышать свою квалификацию, затем заставлял других. Рос сиротой, везде и всюду сам пробивался, с 13 лет начал учительствовать. Старался всем помочь и все его уважали. Вот скажите, в данный момент кто из министров уступит вам кресло даром? (Смеется) Будучи на протяжении ряда лет министром торговли Азербайджана, он столько людей назначил на высокие посты и ни копейки не взял. И нас учил тому же. Сейчас надо мною смеются: как при такой профессии ничего не имеешь?

Конечно, ничего не имела при таком отце. Он маме приносил зарплату и говорил: вот это все, хочешь потрать за один день, хочешь растяни на месяц. Мы так привыкли жить. Иногда думаю пойти к президенту Ильхаму Алиеву на прием и рассказать, что вокруг творится…

Кстати, когда папа стал заведующим кафедрой политэкономии АМИ, где собрал вокруг себя молодые кадры, среди них был и брат Гейдара Алиева Агиль Алиев. Впоследствии, до самой своей смерти он возглавлял эту кафедру. Папа помог всем своим подчиненным, в том числе и ему, бедному, добиться квартиры, а то за неимением оного, А.Алиев спал в своем кабинете. Папа заставлял молодых специалистов писать кандидатские работы. Помню, как радостно кричала жена А.Алиева при встрече: “Зиночка, наконец-то Агиль защитился!..”

– Мухтадыр муаллим, вам слово…

– Тяжелые военные и послевоенные годы папа проработал плечом к плечу с Азизом Мамедовичем Алиевым. Наши семьи много лет проживали по соседству в одном Правительственном Обкомовском доме в центре Махачкалы.

В 1948 году Азиз Мамедович был переведен в Азербайджан. На вокзале на проводах присутствовал и мы всей семьей: родители, дочери Зелина (Зина), Инджи (Инна) и маленький “Мишенька”, как меня ласково нарекли в семье А.Алиева. После перевода Азиза Алиева папу назначили председателем Совета министров Дагестана.

Тремя годами позже и отца перевели в Баку. Причем, ему было предложено продолжить партийно-государственную работу либо в Москве, либо в Баку. Мы, дети, проголосовали “за”  Азербайджан. Отец назначается заместителем заведующего отделом административных, планово-финансовых органов ЦК Компартии, а затем длительное время работает министром торговли.

Очень хорошо помню многочисленные визиты к Азизу Мамедовичу и его семье. Нас всегда с большой радостью и теплотой встречали глава семьи с супругой Лейла ханум, дочери Зарифа и Гюля (Гюляра) с маленьким Джамиком (Джамилем).

Вместе отмечали дни рождения, праздники и т.д. Старшие сестры дружили с дочерьми Азиза Алиева, и в дальнейшем поддерживали связь.

– Мухтадыр муаллим, Азиз Алиев и Салам Айдынбеков работали при Мирджафаре Багирове, когда тот был первым секретарем республиканского ЦК партии. Что же о нем интересного рассказывал вам ваш отец? Ведь Мирджафар Багиров – фигура неоднозначная…

– Во время работы папы первым секретарем Хачмазского райкома партии, случай столкнул его с сестрой Мирджафара Багирова. Дело в том, что она без ведома М.Багирова обделывала свои темные дела. Однажды, когда она находилась в Хачмазе и занималась за спиною грозного брата своими делишками, папа в резкой форме пресек ее деятельность. Она, недовольная таким отношением, уехала из района. И что же? Через некоторое время отца вызывает к себе М.Багиров. Уходя, папа на всякий случай попрощался с нами – просто так М.Багиров на прием к себе никого не вызывает…

А у него была привычка раскатывать карандаш, чем он и занимался у себя за столом в кабинете, когда папа зашел к нему. “Заходите, Абдулсалам Мухтадырович, присаживайтесь”, – говорит руководитель республики бледному районному секретарю. “Я слышал, моя сестра была у вас в районе. Так ли это или не так?”, – спрашивает М.Багиров. “Да, так”, – вымолвил отец. “Слышал, что вы пересекли ее действия. Я правильно говорю?”, – продолжает тот. “Да, так”, – таков был ответ вождю. “Побольше бы таких коммунистов, я благодарен вам. Идите, продолжайте работать”, – хваля его, встает со своего стула М.Багиров и провожает папу…

– Говорят, вы были на помолвке Гейдара Алиева и Зарифы Алиевой?

– Будучи 12-летним мальчиком, помню, как в эту семью приходил молодой человек в форме с военной выправкой, по имени дядя Гейдар. Дядя Гейдар частенько со мной шутил, дарил подарки и никогда не обделял вниманием белокурого сероглазого мальчугана с ласковым именем “Мишенька”.

Мне с родителями посчастливилось присутствовать на помолвке тети Зарифы, когда дядя Гейдар пришел просить ее руки. Дело было в ноябре (то ли 9, то ли 10 числа) 1951 года, в доме Азиза Мамедовича в центре Баку по улице Зевина, N1. Жили они на третьем этаже. Помню дядю Гейдара радостным, с аккордеоном на груди…

Будучи хорошо и близко знакомым с папой, дядя Гейдар, уже, будучи в звании подполковника МГБ Азербайджана, и в дальнейшем посещал моего отца и нашу семью. Азиз Мамедович и папа были не только соратниками, но и друзьями…

Папа занимал достаточно высокие ответственные посты. Он автор ряда монографий на русском и азербайджанском языках, им опубликованы десятки статей в научных журналах Баку и Москвы. Избирался депутатом Верховного Совета СССР ряда созывов и депутатом Верховных Советов Азербайджанской ССР и Дагестанской АР. Кроме медали “За оборону Кавказа”, отец был награжден медалями “За оборону Москвы” и “За доблестный труд в годы ВОВ 1941-1945 г.” Его грудь украшали высшие правительственные награды – ордена Ленина и Трудового Красного Знамени.  А моим дедом был Мухтадыр Айдынбеков, который был членом Бакинской коммуны. Селение “Мухтадыр” в набраньской зоне названо в честь моего именитого деда…

 Лятиф ШАМХАЛ

Нет комментариев

Оставьте комментарий