Сквозь тернии к звёздам

Сквозь тернии к звёздам

883
0
SHARE

Валентина Журавлёва родилась в 1933 году в Баку. Окончила медицинский. Литературный дебют (рассказ «Сквозь время», журнал Знание-сила, 1958 год) оказался таким мощным, что сразу вывел её на первые позиции отечественной НФ. Последующие рассказы о космических первопроходцах («Звёздная рапсодия», «Буря», «Астронавт» – телеспектакль по мотивам этого произведения покажут по центральному телевидению 6 июня 1964 года, «Орлёнок» и др.) отличались тонким психологизмом и романтическим настроем. Журавлёва – кандидат медицинских наук, поэтому и интересовали её предельные возможности человеческой психики.
После некоторого молчания начинается второй этап творчества (конец 60-х – начало 80-х) – более «приземлённый» и реалистичный, тогда же создан образ психолога Киры Сафрай, расследующей запутанные детективные дела («Снежный мост над пропастью», «Приключение», «Мы пойдём мимо – и дальше»).
Кроме многочисленных публикаций в журналах, антологиях и газетах у Журавлёвой три книги: «Сквозь время» (1960), «Человек, создавший Атлантиду» (1963), «Снежный мост над пропастью» (1971), но вообще-то можно сказать, что, наступив на горло собственной песне, она принесла жизнь в служение мужу – Генриху Сауловичу Альтшуллеру, а после его смерти в 1998 году в Петрозаводске (сюда переехали после трагических событий 1990 года) Журавлёва занималась систематизацией огромнейшего архива.
Пятилетнего Генриха родители привезли в Баку в 1931 году из Ташкента. С 15 лет он ведёт учёт времени, стараясь в своём совершенствовании не упустить понапрасну ни одного часа жизни; но так ценя жизнь, в 1944 году уходит на фронт с первого курса Индустриального института.
Альтшуллер вспоминал послевоенное время: «В 1945 году, перейдя на заочное обучение, я начал работать в бюро рационализации и изобретательства. Рабочее место инженера по изобретательству – обыкновенный письменный стол с техническими справочниками… Но книги, которую в первую очередь следует иметь – «Курс изобретательства» не существовало». Альтшуллер (за которым уже числились такие изобретения, как катер с реактивным двигателем, пистолет-огнемёт, газотеплозащитный скафандр) решил такой учебник написать, ещё не понимая – какую неподъёмную атлантову ношу на себя возлагает.
Общеизвестны правила Рене Декарта: «1) Ограждать себя от всякой торопливости в суждениях и от всяких предвзятых мнений. 2) Каждый трудный вопрос разлагать на столько частных вопросов, чтобы стало возможным более лёгкое их разрешение. 3) Всегда начинать с простейшего и постепенно переходить к сложному, и даже там, где не представляется естественной постепенности, всё-таки устанавливать некоторый порядок. 4) Всегда составлять настолько полные обзоры сделанного предшественниками, чтобы быть уверенным – ничего не пропущено». Но этого мало. Линней утверждает о законах эволюции живого организма, Маркс – о закономерности общественных отношений, но и техника развивается по определённым законам, которые можно выявить и использовать для создания алгоритма решения изобретательных задач. Имея на руках крупные единицы оперирования, можно строить дом не из кирпичей, а из панелей. Напрашивается аналогия с шахматами – игрой более ясной, чем изобретательство. Третьеразрядник не осилит гроссмейстера, он занят перебором ходов. Гроссмейстер сразу видит искомое, и его интуиция проявляется лишь в том, как оперировать несколькими сверхпозициями. Гроссмейстерская задача решается несколькими поколениями третьеразрядников, и того, который сделал последний ход, провозглашают гроссмейстером. Новая теория и призвана увеличить число гроссмейстеров. Уже в первые три года работы Альтшуллер классифицировал 4 000 различных изобретений.
В 1948 году вместе с Шапиро он написал Сталину с резкой критикой положения дел с изобретательством в СССР. В 1950 году его арестовывают, Особым Совещаним МГБ приговаривают к 25 годам и отправляют в один из лагерей Воркуты (Речлаг).
Но даже реабилитированному (после смерти Сталина, в 1954 году) найти работу практически невозможно, и он (под псевдонимом Генрих Альтов) пробуется в сочинительстве. Чего? газетных корреспонденций и того, что так ему близко. Романтические новеллы об освоении космоса и цикл рассказов «Может ли машина мыслить?» составят в 1961 году книгу «Легенды о звёздных капитанах». В сочинительстве нет предела нашему воображению, герои Альтова летают со сверхсветовой скоростью, оседлают цунами, изменяют энергетику человеческого организма, разрабатывают аппарат для «вложения» в голову знаний, выводят из куриного яйца археоптерикса. Интересно, что в прошлом году нашего нового тысячелетия реализовалось одно из откровений Альтова (рассказ 1968 года «Опаляющий разум»): «Смотрите, какая получается механика. Взгляд упал на цифру или букву. На сетчатке возникло изображение. Однако в волокна идёт ток. Каждой букве, каждой цифре, вообще каждому изображению на сетчатке соответствует своя серия электрических импульсов. Смысл моей идеи в том, чтобы подавать в зрительный нерв «готовые токи». Пусть человек читает, не глядя в книгу. Глаз «разжёвывает» изображение слишком медленно, и мы подключаемся к мозгу непосредственно через зрительный нерв с его ста тридцатью миллионами волокон». Но вернувшееся «зрение» к людям с повреждённой сетчаткой – только половинчатое решение, Альтов грезил о более эпическом и о больших скоростях передачи.
Но даже фантастику Альтшуллер использовал для главного дела своей жизни. Им составлен своеобразный патентный фонд всех идей мировой фантастики (книга ещё ждёт своего издателя), а Творческое Воображение стало одной из дисциплин Теории решения изобретательных задач (ТРИЗ): фантограммы, метод маленьких человечков, морфологический ящик, полиэкранное видение и тому подобное.
Но прежде всего научная проблема – проблема этическая. Атомная бомба изменила сознание всего человечества. НТР должна сопровождаться революцией интеллектуальной и моральной мощи человека, не уступающего могущественным машинам. В повести Альтова «Клиника «Сапсан»» (1963) учёные Витовский и Панарин вынуждены задуматься о глобальных психологических и социальных последствиях открытого ими бессмертия.
В борьбе «лириков» (акт творчества непроизволен, художник в момент творчества как бы не мыслит) и «физиков» (Алексей Толстой, «О творчестве»: «Верю, когда-нибудь наука найдёт формулы окисления мозговой коры, измерит вольтаж, возникающий между извилинами мозга, и творческое состояние в виде кривых, графиков и химических формул будет изучаться студентами медицинского факультета) Альтшуллер, конечно, на стороне последних, но тем, чем он занимался, было примером дополнительности. А он сам был гармонической сильной личностью – прообразом человека будущего.
Новые фантастические сборники «Опаляющий разум» (1968), «Создан для бури» (1970) выдвигают его в ряды ведущих писателей-фантастов 60-х, голосу которых внимают миллионы. (Поймал себя на мысли – не от альтовских ли «звёздных капитанов» поэма бакинского поэта Мансура Векилова «Звёздные люди» 1961 года?) А созданная Альтшуллером в 1970 году Школа молодого изобретателя перерастает в Азербайджанский общественный институт изобретательного творчества. Он ездит с лекциями по стране, в 80-е годы насчитывается более 500 центров обучения ТРИЗ. С 1974 по 1986 годы он вёл изобретательный раздел в газете «Пионерская правда», проанализировал полмиллиона писем школьников. На основе этого уникального опыта создана книга «И тут появился изобретатель» (1984).
Мировое сообщество творчески свободных людей – хорошо это или плохо? Сам Альтшуллер считал, что это неизбежно. Если люди сумеют создать крепкую теорию «технологического взрыва», тогда они будут жить в сумасшедшем, но захватывающе интересном мире. Если же «технологический взрыв» окажется неуправляемым, человечеству предстоит грустная эпоха.

МАРАТ ШАФИЕВ
zhurav08

zhurav04

zhurav03

zhurav02

gsa2

evrotron_small

cover_153712

Нет комментариев

Оставьте комментарий